Наверх ↑
Вместе рядом
Волгоградские свадьбы

Мэрцишор. Или откуда взялся обычай носить бутоньерки

Бутоньерка для жениха — это непременный атрибут свадебного наряда. И каждый жених старается соответствовать народным обычаям. Но откуда она взялась — эта традиция? Об этом сегодня знают немногие. Однако в Карпатах народ сохранил легенду, которая рассказывает о большой и светлой Любви. И люди в память о влюбленных начали делать и носить бутоньерки, которые были названы  »Мэрцишор».  Под таким же названием в Молдавии сегодня празднуют и праздник.

Эту легенду мы сегодня публикуем на нашем сайте. Мы все братья-славяне. У нас одни корни. И нам всем следует знать, откуда пошел этот обычай — надевать на свадьбу мужчинам бутоньерку.

 

Мэрцишор. Карпатская легенда

На свете белом род людской уж много лет

Живет, и много знает сказок и легенд.

Но есть особая, одна в душе людей,

Легенды этой нет прекрасней и родней.

Она, как гимн Любви прекрасной и Весне!

Её в Карпатах дед седой поведал мне.

Она мне душу болью стала обжигать.

Её, друзья, для Вас хочу пересказать!

В года, давно уже забытые землей,

Когда Карпатский кряж был маленькой горой,

Жил змей ужасный, чешуя из острых льдин.

Он был Зиме и Стуже лютой господин!

Бывало, полз он по земле, и все вокруг

Холодным снегом заносило, и испуг

Людей под крыши согреваться загонял.

А змей, завидя это, злобно ликовал!

Проклятый демон называл себя — Мороз!

Но жил в Карпатах витязь, звали Фэт – Фрумос

Его в народе. По краям герой ходил

И всех змеиных слуг в сраженьях победил!

Не мог с ним сладить змей. Был Фэт – Фрумос силен.

Но не мечом, и не копьем был грозен он.

Могучий воин для людей защитой был,

И больше жизни деву – Солнце он любил!

А жар Любви и Солнца были так сильны,

Что погубить Мороз легко они могли!

От злобы змей не знал, как дальше ему быть,

Как деву – Солнце с Фэт – Фрумосом застудить…

И часто видел змей, как раз один в году

На свое счастье, а быть может на беду

Спускалась дева – Солнце с пасмурных небес

И легкой ножкою ступала через лес.

Её любимый каждый раз в лесу встречал,

С ней по просторам гор Карпатских он гулял,

И там, где девы шаг на землю наступал,

То там подснежник стебелек свой поднимал!

Любила дева Фэт – Фрумоса, и народ

Теперь Весною деву Солнышко зовет!

С её приходом тает снег, земля цветет,

И злой Мороз в свою нору скорей ползет!

Любовь лучилась в мир, даря тепло земле,

От той любви Мороз готов был сам себе

От злости хвост от льдин холодный откусить.

Мечтал он деву с Фэт – Фрумосом погубить!

И на земле однажды черный день настал,

Навстречу к деве – Солнцу витязь опоздал.

Он людям после страшной Бури помогал,

Змей лютый в злобе крыши в селах разметал.

Но смелый витязь вскоре Бурю одолел,

Но на свидание к Весне он не успел.

Он не пришел встречать Весну, и вот она

Идет сама к нему сквозь лес, совсем одна.

Тут змей – Мороз Весну в лесу и увидал,

Он много лет ее тайком подстерегал.

Но не была она одна, с ней как назло

Был Фэт – Фрумос! А тут Морозу повезло!

С двоими змей вовек не смог бы совладать.

Но в этот раз он смог одну Весну поймать.

Он деву – Солнце крепко в кольца захватил

И через лес к пещере тайной потащил.

Весна боролась, только сладить ей не вмочь

С Морозом лютым, деве некому помочь.

Ослабла дева, замерзает, сил уж нет.

Не виден ей из подземелья солнца свет.

И торжествует змей:

— Весну я победил!

И власть мою я по Карпатам утвердил!

А очень скоро станет вся земля моей,

Избавлю мир от надоедливых людей!

Дни шли и шли, и удивляться стал народ:

Чего же долго так Весна к ним не идет?

Что задержать могло красавицу в пути?

Быть может, в чаще заблудилась? Так найти

Ее немедля надо! Но уже леса

Бедой гремели. Птиц охрипших голоса

Несли ужасное известье для людей,

Что утащил Весну в свою нору злодей!

В печали горькой Фэт – Фрумос — его вина,

Что в лапы к демону попала вдруг Весна.

А без любимой острой болью ноет грудь.

Ему б, хотя бы раз в глаза Весне взглянуть,

Ему б, хотя бы раз любимую обнять…

От боли в сердце в пору слезы проливать…

Себе прощения не ищет удалец,

Теперь с Морозом он покончит, наконец!

Не станет витязь горько слезы проливать,

Взял меч и щит, и поспешил Весну искать.

Он виноват, и только он Весну спасет,

Он змея подлого разыщет и убьет!

Он в том поклялся людям, и ушел в поход,

Он непременно деву любую найдет!

Шел через горы, брел в лесу и плыл в воде,

И каждый миг он думал:

«Как помочь беде?

Убить Мороза! Да, легко это сказать.

Иное дело по лесам змею искать.

Он ходит тенью, он поземкою скользит,

Он Вьюгой злою меж деревьями свистит.

А где нора его? Где спрятана Весна?

Где то узилище, где без тепла она

Уже давно томится? Фэт – Фрумоса ждет.»

Но очень долго длится витязя поход.

По разным землям много дней он отшагал,

И там с Морозом за людей он воевал.

Но уходил мороз от встречи, отступал,

И лишь от злобы все сильней Мороз крепчал.

Народов много, значит много языков,

Для разговора нет порою общих слов.

Но где бы витязь за народ не воевал,

Ему народ спасенный имя свое дал!

А Фэт – Фрумос все дальше поиски ведет,

Пока Весну и змея злого не найдет!

Зима все злее, холоднее, лют Мороз,

Он веселится, видя как потоки слез

Из глаз несчастных матерей и их детей

Порой прольются. Жить без Солнца тяжелей

И горше стало. Не родит земля зерно,

Без Солнца жаркого не вырастет оно.

Все голодают: птицы, звери и народ,

И даже рыбу изловить мешает лёд.

Ни день, ни два, и не неделю — целый год,

По следу змея витязь каждый день идет.

Сугробы снега, куст терновый, мрак густой

И бурелом лесной прошел уже герой.

Вот видит он: нора огромная, а в ней

Холодный черный дым, и сотнями огней

Пылает чрево подземелья.

Закричал

Герой призывно, Змея биться он призвал.

Услышав окрик, сверепее стал Мороз,

Вон из норы, навстречу витязю пополз.

Лес задрожал, земля ходила ходуном,

Из мрака черного на белый свет ползком

Явился сам Мороз! Глаза его горят,

Два зуба острых, источают смертный яд.

Рога огромные мерцают в серебре,

Из ледяных чешуек панцирь на спине!

Мороз увидел, что явился человек!

Такой отваги не сыскать за целый век!

Захохотал он громко:

— Юноша! Ты смел!

Коль до меня дошел сквозь лес, и уцелел!

Пусть не терновник, ни сугробы, ни метель

Не заморозили тебя посредь земель,

Но я, наглец, тебя сегодня погублю!

Я твои кости мерзлым снегом завалю!

Что бы никто вовек не смог их отыскать,

И что никто не тщился боле воевать!

А после я переморожу всех людей,

Чтобы не жили больше в вотчине моей

Такие слабые! Ну а Весну твою

Я в ледяном потоке вскоре утоплю!

Не стал злодею храбрый витязь отвечать.

Сумел с земли валун огромный он поднять,

Метнул в Мороза, прямо в грудь врагу попал!

От камня этого на землю змей упал.

Взъярился он, и сильно выдохнул огнем,

И пламя это осветило все, как днем!

Но этот пламень Фэт — Фрумоса не сжигал,

Он страшной стужей, словно льдом его сковал.

Но ни Мороз, ни Лед не страшен. Наш герой

Пылал Любовью к деве милой! Ведь Весной

В душе его зажжен был чистый огонек!

Ни лед, ни холод погасить его не мог!

Щитом прикрылся Фэт – Фрумос, и меч достал

Из крепких ножен, с ним на змея он напал.

Крепка и прочна ледяная чешуя.

Меч отскочил от змея, яростью звеня!

Змей тоже витязю удары наносил,

Хвостом могучит, лес на сто локтей скосил!

Но щит надежный, Фэт – Фрумоса защитил,

А огонек любви придал герою сил!

Так бил он змея по звенящей чешуе,

Что тот от ярости метался, как в огне.

И нет спасенья, витязь молод и силен,

К врагу любимой не ищи пощады в нем.

Как не крепка броня, но все ж прочнее сталь

Меча каленого! Был выкован он встарь,

Волхвами древними меч был заговорен.

Не будет смелый воин в битве побежден,

Пока могучая рука сжимает меч!

Пока не слаб он духом, будет витязь сечь

Врага!

И бьется Фэт – Фрумос уж день шестой,

Но не сдается враг, и так же рвется в бой!

Змей изнурен, рога изрублены, а грудь,

Едва прикрыта чешуею, как нибудь.

Меч Фэт – Фрумоса расколол его броню,

Не устоять ему против меча в бою!

Ударом злобный змей ответит на удар,

Вокруг пещеры ледяной горит пожар,

Но на него не тратит время Фэт – Фрумос,

Герой полсотни ран врагу в бою нанес!

Удар мечом, еще удар, в рога щитом!!!!!

Но отвечает змей и хлещет он хвостом.

Чешуи острые порезом за порез

Героя ранили. Забрызган кровью лес.

Устали оба. Слаб Мороз и витязь слаб,

Но бьет герой врага мечом не наугад!

Он не оставит змея в этом мире жить.

Он хочет лютого злодея погубить!

Вот из последних сил поднялся змей, напал

На Фэт – Фрумоса, витязь в тот же миг попал

В то место, где мечем разбита чешуя,

Где сердце змея бьется, холодом горя!

Мелькнула сталь, врага пронзая, меч мерцал.

Почуяв смерть, Мороз ужасно закричал,

Упал на землю и лежит там недвижим.

А прежде думал змей, что он непобедим!

Из сил последних Фэт – Фрумос идет в нору.

Спускался долго в мрак и холод, в глубину,

Где деву – Солнце змей оставил умирать,

Чтоб в мире более Весны нам не видать.

Замерзла девица без света на камнях.

Поднял герой Весну и вынес на руках

На вольный воздух из пещеры, и на свет.

А сам упал. В нем силы жизни больше нет.

Был змей увертлив, и хвостом своим рубил,

Он чешуей, как саблей, раны наносил.

Как нож остры края чешуек, и они,

Укоротили Фэт – Фрумосу его дни….

Но кровь горячая на девушку стекла,

Ей силы жить она теплом своим дала!

Весна очнулась, и пошла по всей земле,

Чтоб принести конец Морозу и Зиме!

Там, где ступала, обнажалася земля,

И рос в проталине цветок, тепло любя!

Он белым был, как самый чистый, яркий снег.

Но рядом кровью истекает человек.

И капля жаркой крови, что тепло хранит,

На лепесток упала и огнем горит.

Так и растут цветы по двое. Белым был

Цветок один, как будто снег в себе хранил.

Другой был красен, словно он из раны кровь.

В себе цветок несет Надежду и Любовь!

По всем концам земли на крыльях разнеслась

Весть о погибели Мороза. Пала власть.

Злодея лютого! Опять Весна идет!

И за собою, Жизнь и Свет она ведет!

Прощебетали птицы людям всех земель

О том, что змей – Мороз убит, и что теперь

Бояться нечего.

Но все же есть одна

Для всех земных народов общая беда.

Пал витязь славный, и со всей земли большой

Собрались люди. Видят — мертвый их герой.

Лежит бескровен, а лицом как будто спит.

Не верят люди в то, что змеем он убит.

Народы разные собрались, чтоб отдать

Герою почести, земле его предать.

Один балканец произнес, не пряча слез:

— Прощай навеки, наш герой! Наш, Фэт – Фрумос!

Корпатец, слезы утерев, вступает в спор:

— Ты спутал, друг, ведь его имя, — Мэрцишор!

С востока выходец ответил тот же час:

— Совсем иначе кличут витязя у нас!

Но между ними встал один старик седой.

Был старец мудр, с длинной белой бородой.

Он постарался спор ненужный прекратить,

И очень тихо стал народам, говорить:

— О чем вы спорите? Какая в этом суть?

Про имя споря, нам героя не вернуть.

Народов много, и он каждому помог,

И каждый из народов, видно, имя мог

Герою дать. И тут не дело спор вершить.

В последний путь героя надо проводить.

Весна же шаг за шагом по Карпатам шла,

Но друга любого в селеньях не нашла.

Людей спросила, но узнав, что за любовь

Её любимый всю до капли отдал кровь,

Она поникла и заплакала дождем.

И не осталась навсегда. Однажды днем

Она оставила нас и ушла назад -

Туда, где звезды ночью ясною горят.

И началась неразбериха. Ведь Весна

Не насовсем ушла. А чтоб земля жила,

Нас не покинула, а, уходя, она

На время землю брату – Солнцу отдала.

В народе брата – Солнце летом назовут,

Но только землю он согреет, тут как тут

Примчится Осень, троюродная сестра,

И скажет брату?

— Отдыхать тебе пора!

Сама застудит листья, наземь их стряхнет,

Но тут на смену ей племянница придет.

Зимою Снежной её кликает народ.

Зима лютует, вместе с нею снег идет.

Но спящей девице приснится, что Мороз

Ожил, и снова Холод с Гибелью принес!

Она очнется и придет на землю вновь,

Изгонит стужу из сердец, вернет Любовь!

Чтобы могли мы на земле счастливо жить!

Чтобы могли трудиться, верить и Любить!

Чтоб подвиг витязя зазряшно не пропал.

Ведь за Любовь герой сражаясь, погибал.

Века ушли, вдогонку веренице лет.

Играет радугою в небе солнца свет.

Живут народы, словно было так всегда,

Забыты зимней стужи гиблые года.

Но есть обычай очень добрый и простой.

Его мы знаем: перед самою весной

На грудь у сердца бутоньерку закрепить,

Весну с ней встретить и с Весной ее носить!

Она из красного и белого цветка,

Из ниток белого и алого клубка,

Один о чистой, жаркой крови говорил,

Которой юноша природу оживил.

Второй, — подснежник нам напомнит, этот цвет,

Укажет нам на чистоту и солнца свет!

Мы с этим символом Весну идем встречать,

Чтоб радость больше не сумел никто отнять!

Ведь вместе мы сильны, как витязь молодой!

И мы с тобой в большом долгу перед Весной!

Нельзя нам более Весну Зиме отдать.

Нельзя Весне в пещере темной замерзать.

Она живет! А значит, люди будут жить!

Весна научит нас смеяться и Любить!

А праздник этот очень радостный, друзья!

И Вас прошу, не осудите вы меня

За то, что может быть, не так я рассказал.

За то, что имя я не то герою дал….

Народ об имени давно решил свой спор,

И все зовут теперь героя Мэрцишор.

И бутоньерка, что у сердца мы храним,

Зовется Мэрцишор! И именем таким

Весенний праздник называем много лет,

Ведь дня прекраснее и радостнее нет!

Автор поэмы Алексей Горбунов

 

Если Вам понравилась наша статья Мэрцишор. Или откуда взялся обычай носить бутоньерки, то Вы можете поделиться с друзьями ссылкой на нее в своей социальной сети.



Оставить комментарий или два